вулканическая синяя лава

Ну как не восхищаться островом Ява! Сколько на нем памятников культуры, прекрасных храмов и важных святынь. Он обладает притягательной природной красотой. Какое здесь богатство и разнообразие растительности! Для нас, северян, пальмы – символ далеких жарких стран, а здесь – источники пищи, одежды, жилья. Кокосовая, банановая, бетелевая, саговая, ротанговая, сахарная – и еще более 200 разновидностей пальм растут  здесь. В пестрых зарослях яванских тропических лесов пока еще изобилие животного мира (хотя местный, яванский подвид тигров  уже исчез).

Вдоль побережья острова тянутся вулканы, более полусотни вулканов. Фиолетовые вершины их источают перистые шлейфы дыма, а порой и обжигающий черный пепел с огненно-красной лавой, безжалостно слизывающей все встреченное на своем пути.

Здесь, на острове Ява, находится такое невозможное чудо природы, как светящийся в ночи неоново-синим, будто гигантская газовая конфорка, вулкан Кава Иджен.

Он входит в состав комплекса стратовулканов Иджен. Фантастический и потрясающий, с поистине космическими панорамами, незабываемый серный вулкан Кава Иджен (Кавах Иджен)…

отров ява вулкан кава иджен

Достопримечательности острова Ява, а также желания и реалии

 

Да, остров Ява – сплошные достопримечательности, количество их просто сводит с ума!

Жадные глаза разбегались, когда я читала о Борободуре, о комплексе буддистских и индуистских храмов Прамбанан с его гигантской Лоро Джонгранг, посвященной трем индуистским богам. Безумно хотелось посетить горячее озеро, чьи пары образуют гигантские пузыри до трех метров в диаметре. А еще посмотреть джунгли, плантации кофе и чая!

Я бросалась выписывать названия интересных мест. Еще надо это! Да, и это! И вот это надо!!! Увы, для моих желаний отпуск должен быть просто безразмерным. Поэтому в эту нашу поездку, имеющую определенную цель, из всего великолепия острова Явы мы могли позволить себе познакомиться только с тремя его природными шедеврами:

  • Вулканом Иджен,
  • Водопадом в тропическом лесу,
  • Вулканом Бромо.

О радости новых встреч и знакомств

 

Храмы, музеи, дворцы, пляжи и прочее – все это, конечно, великолепно, но, все-таки, самые яркие и запоминающиеся впечатления в путешествии бывают именно от встреч с людьми.

Вечером мы прибыли в городок Баньюванги, откуда мы отправимся встречать рассвет на вулкан Кава Иджен. Мусульманский квартал, мусульманская одежда, мусульманское кафе. Саня просит меню. Картонку с меню приносят. Муж протягивает за ним руку, но девушка в платке, не глядя, хлопает его на стол и, не сказав ни слова, отходит.

- Сорри мисс, плиз ту “Бинтанг”!

Молчание в ответ. Саня повторяет, потом еще раз. Девушка смотрит на него из-за стойки и демонстративно отворачивается.

В путешествиях никто не застрахован от неприятных переделок. Нечто подобное было у нас в Турции. Но одно из важных правил путешественников твердо помнить, что хороших людей в любой стране мира больше, чем плохих и что редко в какой семье обходится без урода. Знание этого первого правила путешественников позволяет сохранять душевное равновесие.

Мы задумались. Уйти? Но голодные желудки настаивали – надо подождать. Судьба подавала нам знаки, а мы легкомысленно их пропустили.

Наконец, мы смогли сделать заказ. Я выбрала аям горенг и картошку фри, Саня – кальмара в ананасе и салат.

перекусить в кафе

Второе правило путешественника

 

Время шло. Тайцы уже поели и разошлись по номерам, а мы все ждали. Наконец, наступил момент, когда мы уже совсем отчаялись, и тут тонкие психологи яванского общепита, со знанием дела рассчитавшие границы нашего терпения, подали нам наш ужин.

Аям горенг – это жареная курочка, если кто не знает. Но на моей тарелке явно лежал петух. Причем такой, который прожил долгую и многотрудную жизнь. Наверняка он увернулся от рук поваров, и умер своей смертью. И вот его мумифицированную ногу мне зажарили и предложили. Вкус блюда полностью подтвердил мою догадку.

Желудок сначала было обрадовался прибавлению калорий, но присмотревшись, что затолкали в него, резко пошел в несознанку. Типа есть не хотел вовсе… Картошку я даже не стала пробовать.

Сане принесли его салат столь, обильно заправленный жирным желтым майонезом, что под ним не видно было ни одной его составляющей. Кальмара он поковырял…

На том и окончился наш ужин. Стоило столько его ждать…

Но хватило и той роковой малости, что была все-таки съедена.

Где-то в Индонезии, в восточной части острова Ява, затерялась деревушка Тубан. Там местные жители готовят пирожки из земли. Для этого используется илистая почва с рисовых полей и эта м-м-м… продукция считается весьма полезной и даже, говорят, обладает недурным вкусом.

То, что съели мы, явно было хуже и гораздо менее полезно.

Мы расплатились и пошли в свой номер. Гостиница – огромный двор, крохотные с голыми стенами комнатки, зато в номере был кондиционер.

Съеденный петушок, похоже, был птицей боевой, потому что к этому моменту мой желудок стал отчаянно взывать о помощи. Хорошо, что я езжу с Большой сумочкой лекарств! Набрав горстку целебных таблеток и пилюлек, мы с Саней употребили их, и стали ждать результатов. Мой организм с союзе с антибиотинкой и но-шпой задавил ушлую птицу и притих, но не Санин…

будущий правильный аям горенг

Спать ни Сане, ни мне не моглось и не хотелось. Мы коротали время, изучая индонезийский разговорник. В нем оказалась куча интереснейших слов! Например:

Хати-Хати - Внимательно
Terima kasih (терима каси) - Спасибо
Апа Кабар? - Как дела?

Но больше всего меня потрясло слово жена – isteri. Ну и так, по мелочи: kaki - нога, kakak – брат и т.д.

Оставшееся время мы скрасили просмотром любимого фильма с Харрисоном Фордом “Шесть дней семь ночей”. Он очень органично подошел и приподнял, упавшее было, настроение.

Вот вам еще одно правило бывалого путешественника – самое главное не терять оптимизм.

На пути к вулкану Кава Иджен

 

12 часов ночи, мы в холле пакуемся в минивены и отправляемся в путь к вулкану Кавах Иджен.

На дорогах практически нет указателей. Как там ориентируются водители – для меня загадка. Сами дороги – узкие, извилистые и ухабистые. Конечно, однополосные, но обгонять друг друга индонезийцы любят. Не раз, и не два у меня сжималось сердце, глядя как мы несемся прямо в лоб встречной машине, чья скорость отнюдь не меньше нашей. Но все, к счастью, обходилось.

Это типично индонезийский стиль вождения плюс индонезийская интерпретация правил дорожного движения. Хотя, кто знает, может здесь именно такие эти самые правила?

Едем, и как-то незаметно, подпрыгивая на кочках и на поворотах серпантина, я заснула. А когда проснулась, то дорога, лес – все было словно смыто струями проливного дождя. Правильнее было бы назвать это потоками воды, что неостановимо падали с неба на землю. Мы ехали еще примерно час, ливень и не думал прекращаться.

едем к вулкану иджен и спим

Что делать?

 

Три часа утра. Мы – на площадке-стоянке. Отсюда начинается подъем на вулкан Иджен, высота которого над уровнем моря – 2799 метров. Сидим в минивене и думаем думу, а стена воды по-прежнему падает с небес.

Четыре часа. Дождь продолжает идти, конца ему не видно. До кратера вулкана идти по кальдере примерно час.

Наш Доктор Ви принимает командирское решение – выдвигаться вперед. Сонг раздает всем полиэтиленовые дождевики. Мы, как конфеты, завертываемся в эту шуршащую упаковку и шлепаем по лужам.

А Сане все хуже! Он постоянно отлучается до туалета, однако полон решимости подняться и заснять все.

схема кратера кавах иджен

Кратер Кава Иджен, сера и синяя лава

 

Надо сказать сразу, что вулкан Кава Иджен не похож на своих собратьев. Внутри его вулканической чаши, бурлит не огнекипящая лава, а тихо раскинулось, окруженное скалами, удивительной красоты неземное озеро с одноименным названием – Кавах Иджен.

Его размеры 950 на 600 метров, объем – 36 миллионов кубометров. Но наполнено оно не водой, а смесью концентрированной серной и соляной кислоты, причем горячей: температура ее на поверхности около 60 градусов, на дне – еще выше. Однажды в это славное озеро опустили на двадцать минут лист алюминия, а когда его вынули, толщина металла стала сравнима с тончайшей тканью.

Представляете, что будет, если вдруг начнется извержение? Когда магма вскипятит жуткое содержимое озера и тонны кислоты поднимутся в воздух? Угроза этого не беспочвенна. Правительство Индонезии в 2012 году установило уровень активности Кава Иджен в соответствии с желтой отметкой и до сих пор не понизило это предупреждение.

Но выглядит озеро Кавах Иджен – необыкновенно! Чудо света!

озеро кавах иджен чудо света

Цвет поверхности его переменчив, оно то яблочно-зеленое, то изумрудное, то малахитовое с бирюзовым оттенком. На берегу и в отдалении, на серых с прожилками скалах разбросаны разнокалиберные глыбы ярко-желтого цвета. Это самородная сера.

Интересно, что сначала она жидкая, красивого темно-красного цвета и ползет по склонам, словно лава. Остывая – светлеет, приобретая цвет янтаря. Потом – желтеет, и делается твердой.

В темное время суток жидкая сера окисляясь, начинает светится нереальными синими, голубыми огнями и сполохами, фантастически преображая окрестности. Это и есть синяя лава. А днем ​​горение обозначает себя дымчато-белыми клубами.

По склонам кратерной воронки курится множество струй, то ли пара, то ли дымов. Вероятнее всего, так через трещины, из недр под давлением вырывается водяной пар, а с ним токсичный хлористый водород, удушающий сернистый газ и еще более вредный и коварный сероводород.

Зачем нужна сера?

 

Скопления самородной серы, особенно подобные богатому здешнему, встречаются на планете не так уж часто. А месторождение этого вещества на Кава Иджен – открытое. Да еще в нем, практически, не содержится примесей. Здесь серную руду легко добывать, не надо перерабатывать и обогащать.

А сера – нужна. И даже очень нужна. Она необходима практически всем отраслям промышленности. Без нее не изготовить резины, тканей, бумаги, лекарств, пластмасс, удобрений, взрывчатки, красок, косметики.

самородная сера на кава иджен

Восхождение на вулкан с серой

 

Мы идем на вулкан Кавах Иджен в полной темноте.

Налобный фонарик высвечивает перед лицом лишь пятачок водяной пыли. Но нам подниматься не трудно. Наши ноги, тренированные Непалом, легко несут нас вверх по петляющей тропе. Но – дождь! Он портит все. Когда идешь – выделяется тепло, а ты – в пакете. Постепенно я отсырела полностью: сверху от дождя, внутри от пота.

Поднимаюсь в гору, расталкивая фонарем влажную темень, и вдруг осознаю, что иду одна – рядом нет Сани. Оглядываюсь, кручусь на месте. Вижу – Саня отстал. Видимо, ему совсем плохо. Дальше иду рядом с ним.

Меня уже не радует, что дождь прекратился, оставив только морось. Я почти не замечаю, что поднялся ветер, что промокшие кроссовки хлюпают по лужам. Сане плохо! А я ничем не могу ему помочь…

Поднимаемся на самый верх. Луч фонарика выхватывает ограждающие перильца. Перед ними, позади них – шурует в разных направлениях туристический народ. Еще куча народа сидит на камушках.

Официально – треккинг сюда закрыт, но специальных гидов тут же заменила куча добровольцев из местных добытчиков серы.

К нам подбегает какой-то местный: “Надо идти. Пять человек со мной “.

Надо, значит надо. Мы оглядываемся, изо всей нашей группы нас догнал только один Креветковод, остальные безнадежно отстали.

Что стоять просто так и мерзнуть – идем.

официально треккинг на иджен закрыт

Как в преисподней, если она, конечно, есть

 

Если поднимались мы по хорошо утрамбованной тропе, шириной примерно два метра, то теперь идем круто вниз по скользким от дождя булыжникам, по еле видной змеящейся тропке. Горной козе и той здесь сложно будет пройти!

От дождя и нынешней мороси – безумно скользко. Под ногами что-то осыпается. Мы идем плотной цепочкой, сорвись один, другим сложно будет удержаться на ногах. Вдруг сзади соскальзывает Саня, сердце ухает…

“Боже мой, куда мы идем! Неужели рассвет этого стоит? ” – мысленно вопрошаю я. Темно… Оскальзываясь, мы еще немного проползаем вперед. Тяжело дышать… Удушающе пахнет серой… Немного побаливает голова… Какой-то француженке стало плохо. Я испугалась – надо надевать маски!

Откуда-то сбоку на нас наползает и накрывает плотная туча сернистых испарений. Фууу. Какое зловоние! Нацепили маски, но глаза все равно слезятся. Першит горло. В темноте скользим-двигаемся дальше. Саня снова оступается, его подхватывают сразу несколько рук, мои в том числе. Сердце стучит… Куда мы? Зачем? Не понятно…

- Сань, пойдем назад, не нравится мне здесь… Темно, ничего не видно…

- Вот, Катя вся в тебя, – неожиданно Саня обнаруживает у меня сходство с дочкой, – Вот она тоже с полпути сворачивает.

- Ладно, – тут же иду я на попятный, – Идем дальше…

Меня мучает кашель и глаза слезятся…

по достопримечательности острова ява иджен в масках

Видим синий огонь

 

- Файер, – кричит гид, идущий впереди, и тыкает вперед в облачно-серную темноту, – blue Fire!

- Файер, – радостно подпрыгивают след за ним туристы.

Присматриваюсь – действительно, где-то чуть ниже и левее проблеск синеватого язычка… Так вот оно – мы идем к синим всполохам! Ладно, осталось чуть-чуть и разберемся, стоило ли оно того. Доходим.

Всполохи играют в глубине узкого проема, сплошь заполненного густым облаком испарений. Саня бросается туда с фотоаппаратом.

Темно, сыро, даже через маску дышать нечем… Блиннн. Стою. Потом решаю, раз уж я тут, пойду и гляну, что Саню там заинтересовало. Спускаюсь, захожу и вижу, как на дальней стене неярким росчерком что-то синеет. Оно похоже на длинный солнечный зайчик, только голубовато-синего цвета. А Сани нет.

“Саня!” – Зову я. Тишина в ответ. – “САНЯЯ!”

Я вдруг пугаюсь: хотя уже стало немного светлее, но тут клубятся такие густые испарения… Саня, куда же он нырнул, ведомый своим энтузиазмом? Как я его тут отыщу?

“САААААНЯЯЯ!” – уже не стесняясь ору я. Ко мне подходит один из наших тайцев (смотри-ка, быстро доползли). “Все в порядке?” – спрашивает. Удивительно, но в критические минуты мой английский, пребывающий на уровне “понимаю, но сказать не могу”, быстро прогрессирует.

- Саня голубые огни фотографирует, а я его жду…

- ОК, – отвечает мне таец и через мгновенье: – Фотографирует?

В глазах его появляется маниакальный блеск, и он устремляется в тот же проем между камнями. Фотографы, блин!

Наконец из сернистых клубов выныривает Саня.

- Да слышал я, слышал, а ответить не мог – сразу кашляешь, – отчеканил он на мой невысказанный вопрос.

- Идем? Я хочу наверх и поскорее…

И мы стали подниматься.

кавах иджен вулкан на острове ява с синей лавой

У кого плохая работа?

 

Друзья, есть среди вас недовольные своей работой? Я своей теперь чрезвычайно довольна. Встреча с добытчиками серы в кратере вулкана Кава Иджен исцелила меня от возможных недовольств по поводу поручаемых объемов работы, излишне строгих требований начальника или недостаточно высокой зарплаты.

На добыче серы заняты местные жители, которые работают не имея никакой защитной одежды, даже масок на лице – обходятся куском ткани. Ядовитые газы безжалостно разрушают их дыхательную систему, разъедают легкие, крошат зубы. Поэтому редко, кто из добытчиков серы живет более тридцати лет.

Нет никакой техники безопасности, а ведь сера способна и к самовозгоранию. Работа идет и днем, и ночью под синие сполохи.

Шаг за шагом, медленно, кашляя, мы выходим из сероводородных газовых облаков.

носильщик серы в облаках сероводорода иджен

Мимо нас идет носильщик серы. На его плечах – коромыслом палка, к концам которой прикреплены две корзины. Носильщик останавливается, опускает свой груз. Саня подходит, ему хочется примерится к ноше. Он каждый день занимается спортом, штангу поднимает в 80 кг. Но узкую палку, плохо приспособленную для переноски тяжестей, неудобно даже приподнимать. Носильщик приходит на помощь. Саня поднимает и – сразу опускает бамбуковое устройство с серой.

Ежедневный заработок этих людей – 5 долларов. Далеко не атлеты, они набивают в обе корзины куски серы, весом 70-80 килограммов и несут их несколько километров – сначала вверх из кратера, а потом вниз, к подножию вулкана Кава Иджен. За смену делают по две ходки.

Что значит, по сравнению с этим, подневольный каторжный труд гребцов на галерах?

Носильщик предлагает купить у него фигурки из серы. Стаканчиками или пластиковыми бутылками зачерпывают еще жидкую серу и разливают ее по формочкам, вроде тех, что наша ребятня использует для куличиков из песка, а когда содержимое застывает – продают. Это – приработок рабочих. Покупаем и фотографируемся на память.

А вот мы наверху вулкана Иджен, вот они – знакомые перильца. Санин ажиотаж постепенно сходит на нет, слабость усиливается, он весь зеленый.

Мы идем под горку вниз. Рассвело, снова пошел дождь, но капюшоны мы не накидываем: сильнее промокнуть уже нельзя. Тут наш лексикон обогатился еще одним индонезийским словом – “бока-бока”. Означает что-то типа – мани давай! Саня щелкнул очередного работягу, тот и научил нас этому слову, сопроводив, для лучшего понимания, интернациональным жестом.

вулкан кава иджен носильщики серы

Всех излечит, исцелит добрый доктор

 

Наконец доходим до стоянки, где нас ждут микроавтобусы. Садимся и ждем, когда вернутся остальные. Совсем светло, дождь прошел, появилось солнце.

Саню колотит. Он дремлет.

Возвращаются члены нашей группы. Видя Санино состояние, доктора активизируются, поят его тайскими лекарствами. Минут через двадцать Сане становится лучше. “Надо будет, на обратном пути, раз уж мы летим через Бангкок, купить пару пачек таких чудодейственных лекарств”, – мелькает у меня в голове.

Кроме нас в группе 18 тайцев, и каждый член нашей группы подошел к Сане, каждый побеспокоился. И это не потому, так требуют правила хорошего тона, а потому – что мы тоже часть их банды.

Обидно!

 

- Как вам понравилось озеро? – интересуется у нас Физиотерапевт.

- Озеро? – удивляется Саня.

- Да, кислотное. Вы его что, не видели?

- Ччерт!

Оказалось, мы не дошли буквально нескольких метров до его берега! Не увидели за серо-желтыми испарениями!

- Значит приедем еще раз!!! – пытаюсь я успокоить Саню, он расстроен прямо до слез.

Группа тайцев шла медленнее и оказалась в чаше вулкана Кава Иджен на полчаса позже нас. В это время вышло солнце, поднялся ветер и разогнал испарения. И наши друзья, прохаживаясь у самого берега озера, щелкали его во всей его красе с разных ракурсов.

Только слушая их, я поняла, что наш путь неведомо куда по скользким камням, на самом деле был спуском в кратер к озеру. Мда… Реально ядовитые испарения, вон как мозги тормозят. Но до чего же обидно!

ничего не видно за испарениями вулкана

Практические советы для спуска в кратер

 

Всем любителям приключений, кто вознамерился побывать в этом исключительном месте, мои советы:

  • Главное и основное – маска для лица с фильтром. Мы покупали с Москве в магазине “Спецодежда” за 500 ре, были и дороже с наворотами, но достаточно самой обыкновенной.
  • Обувь. Если вы решитесь спускаться в кратер, то в тапках, шлепках, вьетнамках и им подобных – там делать нечего. Только кроссовки с протекторами или треккинговая обувь.
    И учтите: в гостиницах нет обогревателей и солнце не всегда светит, а обувь сохнет долго.
  • Дождевик и теплая одежда. Повтори я этот путь, то не отказалась бы и от перчаток.
  • Вода и шоколадка. Вода – чтобы прополоскать рот, сполоснуть лицо. Шоколадка даст выброс энергии, необходимый для подъема.

Машина тронулась, мы бросили прощальный взгляд в сторону Кава Иджен отправились в путь к следующей достопримечательности острова Ява – вулкану Бромо. У его подножия мы будем проведем три дня, снимая восходы и закаты. Повернувшись к светлому будущему, я провалилась в сон.

остров ява достопримечательность кислотное озеро
TEXT.RU - 100.00%TEXT.RU - 100.00%

Поделитесь с друзьями этой статьей в: 
Интересная статья?  Подпишитесь на обновления блога и получите еще больше информации по  RSS,  Email