nordkap

Скажу сразу про мыс Нордкап то, что вы не узнаете из путеводителей. О финансовой составляющей пребывания на «самой северной точке Европы». Мы  от шока отошли не сразу.

Деньги берут за все.

Начинается подъем в гору, ведущей в сторону Нордкапа, – и сразу знак  – платная дорога. Денежки надо уплатить за машину (70 крон), за людей, сидящих в ней – дополнительно – (55 крон за каждого). 

Причем берут в обе стороны! И за туда, и за обратно, когда поедешь!

Когда  вы подъезжате к мысу, километров через пятьдесят, на подъезде к мысу надо заплатить денежку еще – за прорезд на Нордкап (еще 200 крон) – со всех, включая детей.

Часть экипажей повернула назад, увидев такой бессовестный грабеж, а часть, поскольку мыс был так соблазнительно близко, не устояла и внесла лепту и побывала на  Северном мысу.

Вечер пришел незаметно, вокруг не было ничего, кроме леса,  – ни кемпинга, ни какого-нибудь населенного пункта, не было даже встречных маших.

Видим, загорается сигнальная лампочка – солярка закончится через 50км. Что делать? Народ решает переночевать прямо в лесу.

В Норвегии это возможно (но не ближе 100м до частной собственности), хотя разводить костры вообще можно только в специально отведенных для этого местах.

Это была последняя ночь в полном составе. Утром экипажи разделились  и поехали по разным направлениям. Часть поехала в сторону российской границы, с прицелом на полуостров Рыбачий, другие остались исследовать Варангер.

Здравствуй, Родина! Киркинес - Никель - Рыбачий

 

В воскресенье мы приехали в  Киркинес. Слышна родная русская речь. Мы почти дома.

Названия магазинов написаны на двух языках – норвежском и русском. Улыбчивый норвежский пограничник поставил печати в паспорта, мы быстро проскочили таможню, миновали зал, вышли и, сев в машины, поехали к НАШИМ.

Родина встретила нас запертыми железными воротами,  за ними просматривалось, как за ними шмонают легковушку с норвежскими номерами.

Ждали мы недолго, через пять минут открылись ворота и родина встретила нас хмуро, без березового сока.

Началось процедура паспортного контроля, шли по одному, каждый ответил о цели приезда, затем началась таможенная проверка. Мы должны были вытащить все вещи из машины, открыть двери и даже капот.

Потом поехали,  дорога была прекрасной, чуть хуже норвежской. Но – недолго, километров десять. Далее – шлагбаум и – Родина.

До Никеля доехали на последних капельках норвежской солярки.  Город Никель. Черная пыль по колено: заправка  близ входа в шахты. Заехали в Печенгу, где в детстве жил мой муж. В поселке Спутник мы встретились Евгением Волковичем.  Напарились в бане, некоторые  провели в парилке четыре часа, их попарили даже крапивными вениками, потом  были шашлыки…

Словом усталость исчезла,  и мы отправились на Рыбачий. Доехали до Титовки, где от души  накупались в водопаде, затем тронулись без особой цели дальше, решив сколько проедем – столько проедем. Дорога была совсем никудышная,  ее только делают,  производят ее отсыпку. Возможно, в будущем, Рыбачий станет туристическим центром.

На следующий день  мы доехали до губы Скорбеевская, где  встретились  с участниками очередной трофи-экспедиции Лапландия.

На следующий день, около 7 часов вечера, мы приехали в Мурманск. Далее путь шел домой, в Москву, где для нас и замкнулся наш “Скандинавское круг”.

В общей сложности, мы проехали около 8500 километров, сделали тысячи фотографий, получили океан   впечатлений и  множество планов на будущее.

 

Поделитесь с друзьями этой статьей в: 
Интересная статья?  Подпишитесь на обновления блога и получите еще больше информации по  RSS,  Email