vershina-gor

 

Бенедикт Спиноза сказал: “Все прекрасное так же трудно, как и редко”. Поднимаясь на Копра Данду я с ним полностью согласилась. Лезть в горы тяжелый труд, но результат того стоит. Утро началось рано. Стоило мне раскрыть спальник, стылый холод быстро рванулся ко мне. Воду для умывания пришлось греть. Быстро перекусив далбатом с чаем, мы отправились в путь.

Шли медленно с расстановкой, остановились возле маленького озерца, больше напоминавшего лужу.

Устали все, даже наш гид с портером. Дорога становилась все круче и круче, она заманивала на вершину гор.

gid-vedet-na-vershinu-gor

Я шла и прокручивала в голове стишок  из сказки Корнея Чуковского:  “А в лицо ему ветер, и снег, и град: “Эй, Айболит, воротися назад!” И упал Айболит и лежит на снегу: “Я дальше идти не могу”. И сейчас же к нему из-за елки Выбегают мохнатые волки: “Садись, Айболит, верхом, Мы живо тебя довезем!”

Мне такие добросердечные волки не попадались, и я брела, все сильнее опираясь на палку. А потом все неожиданно кончилось. Навстречу нам выбежала коза, следом за ней вышей из-за поворота непалец, оказавшийся служащим геста на Копре. Выше гестов нет, выше – все ночуют  в палатках и спальниках.  Еще пара минут, и мы вышли на площадку. Чуть пониже гест.

gest-na-kopre

А кругом горы, такие близкие, поражающие масштабами, этакое сплетение мускулов матери-земли. И облака,  не привычно в верху, над головой,  а видны где-то глубоко внизу. И крохотные самолетики, парящие в небе, словно это  игрушечные макетики. Все-таки велик человек, раз он смог покорить даже эти величественные горы! Саня начал прыгать и кричать от восторга его переполнявшего. Действительно настроение скакнуло, радость и веселье бурлили и готовы были перелиться через край. Это наша вершина! Вершина гор!

vesele-i-radost

И тут Саня, с огнем в глазах, воскликнул: “Надо дойти до вечного снега! Гип-гип-ура!!!!!” Настроение сразу стало бурлить чуть меньше, а потом… А почему бы и нет???  Вечный снег – так вечный снег…  Быстро перекусив  Гала-Галой, мы, надев теплые куртки, штаны и шапки, отправились в путь.

Неожиданное дополнение к маршруту

 

Не всегда все так, как нам кажется в самом начале…

Далеко внизу, еле видная точка – гест Копры, и это единственный признак цивилизации. – “Даш, подожди!” – слышу я крик Сани. Останавливаюсь. Нет, я не хочу ждать, я иду вперед. Меня ждет небо. Пора в путь. Ноги не стоят на месте, бегут вперед по едва заметной тропинке. Тропа ведет строго наверх, перепад высот 500 метров за 2 км. Начинает болеть голова, лечим ее испытанным седалгином. Догнавший меня Саня требует свою долю таблеток и долю для Прэма. Тропа продолжает уходить круто наверх серпантином. Тропа пошла ровнее. Подъем сделался более пологим.

Я стояла неподвижно. Горящим взглядом глядя в бесконечную пустоту. Непрерывный поток мыслей заполнял сознание. Я  – тут. Вечный снег, вот он, рядом, стоит только наклониться и взять. Тишина. Оглушающая тишина, небо и горы. В ложбинке лежит первый, встреченный мной, вечный снег. – “Здравствуй, – говорю я ему и тихо глажу по холодной шкурке, – Давай дружить.” Cнег молчит, не тает. Наверное, он согласен. 3800 метров. Финиш. Мой финиш, я  – дошла.

pervyj-moj- vechnyj-sneg

Горы, такие далекие и недоступные в начале трека и ставшие почти родными и близкими сейчас.

Саня горит желанием идти дальше. Там, прямо перед нами, холм уходит почти вертикально вверх Но, если залезть на него и пройти по гребню, то можно дойти до первых отрогов гор, вершины которых полностью укрыты вечным белым покрывалом. Саня начинает карабкаться вверх. Я прикидываю соотношение своих сил и азарта и понимаю, что азарта не хватит…

Маленькая точка на гребне машущая руками – это Саня, решивший подняться до 4000 метров. Может и мне стоило, напрячься и быть с ним?! Не знаю, сомнения, желания и тишина, она такая густая, ее можно есть ложкой, как сметану. Ответа нет. Я сажусь на камень. Маленькая точка на фоне неба, то исчезает, то появляется и каждый раз она становится все меньше и меньше. Жухлая трава, леденящий ветер, солнце – то появляется – и тогда мир становится теплым, ярким и родным, то прячется за облаком и тогда сразу хочется надеть еще что-нибудь.

Жду, время стоит на месте, оно застыло, как и облако, закрывшее солнце. Тишина. Я не выдерживаю ожидания и этой тишины. Встаю, делаю пару шагов, топаю ногой, чтобы разбить эту тишину. Трава глушит мои шаги. Поскорее бы Саня вернулся. Зябко передергиваю плечами и задираю голову вверх. Маленькая точка, мой Саня. Упрямо движется вверх.

Наконец-то, точка стала приближаться, я аж подпрыгиваю от нетерпения. Кажется прошел миллион лет, с тех пор как он ушел. Оказалось, что всего лишь час.

Вернувшись в гест, достали водку и остатки колбасы на закуску, решив отметить подъем и Санины 4000 метров.

podem-na-4000-metrov

- “Ой, не уж-то русские?” – раздается голос и в проеме появляется человек. Оказалось, пока мы бегали знакомиться с вечным снегом, до геста дошел еще один турист. Наш, русский из Красноярска.

Сидим втроем, водка и колбаса очень хорошо пошли под тосты: “за русских”, “за то, что мы все здесь сегодня собрались” и тому подобные. Хорошо пойдя, водочка быстро кончилась. Наш сосед пошел спать, мы решили поужинать.

otkrytyj-ochag

Сидя в домике кухне, греясь у открытого очага, мы тихо радовались. Бросив взгляд в дверь, я ахнула: на улице началась метель. Мы выбежали на улицу. Снег, сухими крупинками падал на землю, быстро пряча ее от наших глаз. Попытка играть в снежки, предпринятая мной со всем энтузиазмом, не увенчалась успехом: снег не лепится… Снегопад все усиливался, мы вернулись к очагу. Прямо на плиту через трубу шипя падают  градинки снега. Чесночный суп был упоителен. Грею озябшие руки о пиалу. Поужинав, мы отправились спать.

suhie-krupinki-snega

 

Поделитесь с друзьями этой статьей в: 
Интересная статья?  Подпишитесь на обновления блога и получите еще больше информации по  RSS,  Email