фото на плато соссусфлей

Друзья, быстро! Откладывайте все дела и собирайтесь: мы продолжаем наше путешествие по Намибии. Чтобы посмотреть интересные места страны нужен автомобиль и ежедневная готовность преодолевать солидные расстояния. Это у нас уже было в активе. Но… С чего начать? Решили: начинать надо с самого вкусного. Долина Соссусфлей — одно из удивительных мест нашей планеты, которое нам безмерно хотелось увидеть и снять на фото. Бесконечная игра света и тени, сюрреалистический мир красных песков и фиолетового неба, барханы совершенной формы, похожие на гигантские пирамиды, отточенные гребни дюн, белое от соли русло пустынной реки Тсаушаб и черные корявые стволы высохших тысячу лет назад акаций.

Так мы оказались в поселке Сесрием — входных воротах в парк-заповедник Намиб-Науклуфт…

у входных ворот намиб науклуфт

Парк Намиб-Науклуфт

 

Двадцать шесть – таково общее число парков и заповедников Намибии. Один из них — Национальный парк Намиб-Науклуфт. Четвертый по величине парк во всем мире и самый большой в Африке. Его территория больше, чем площадь иного европейского государства, например, Словакии или Эстонии. В его составе горный хребет Науклуфт и значительная часть пространства пустыни Намиб.

Внутри парка обитают редкие птицы и разнообразные животные, включая всенародно любимых слонов, львов, жирафов и носорогов. Среди красивейших скалистых гор в зеленой долине живет и разрастается популяция горных зебр Хартмана.

Зебры — симпатичные лошадки в черно-белую полоску… А вот и неправильно! Оказывается, ученые пришли к выводу, что окраска у этих животных все-таки черная. А определенные участки их шкуры лишены пигментации и выглядят белыми полосами. Причем рисунок полос у каждой особи столь же уникален, как у человека отпечаток пальца.

Сейчас в природе Африки существует несколько видов зебр – пустынная, бурчеллова, капская… Такая жалость: в 19 веке была истреблена квагга – еще одна разновидность этих животных. Оригинальная была лошадка: у нее одна половина тела была полосатой, а вторая имела сплошной гнедой окрас. Долгое время под угрозой исчезновения находилась и зебра Хартмана. Спасти этих непарнокопытных млекопитающих удалось благодаря заповеднику Намиб-Науклуфт.

один из видов зебр африки

Поселок Сесрием

 

Самые известные и посещаемые туристические объекты парка — каньон Сесрием и глиняное плато Соссусфлей в центральной части Намиб. Наличие этих двух популярных достопримечательностей вызвало к жизни небольшой населенный пункт, что расположился у входа в парк Намиб-Наулюфт.

Поселок, не мудрствуя лукаво, назвали по имени каньона, что находится почти вплотную, – Сесрием. Возле него сосредоточена вся туристическая инфраструктура – кемпы, лоджи, заправка, взлетная полоса крохотного аэродрома.

Ворота пропускного пункта в заповедник Соссусфлей открываются с восходом. Передвигаться внутри можно только на машинах. На закате солнца пропускной пункт закрывается, опоздавшим остается провести ночь в автомобиле, поскольку выехать уже невозможно. Или пропадать.

По идее, количество машин, проезжающих на территорию заповедника, должно быть ограничено неким расчетным оптимальным числом. Но сейчас, по-видимому, поток туристов не достигает потолочных цифр, поскольку пропускают машины всех желающих без ограничений. Однако с каждым годом число туристов, желающих увидеть Соссусфлей, растет, и кто знает, что будет через год-другой, может быть, придется заранее записываться на посещение этой достопримечательности.

соссусфлей достопримечательность намибии

Происхождение чуда

 

Горы Науклюфт занимают восточную часть парка. Они часть системы Великого Уступа. Более 65 миллионов лет назад часть континента в этом месте неожиданно приподнялась, образовав естественную границу, отделившую прибрежные низменные районы от возвышенного центрального плато.

Массив Науклуфт состоит из гранита, слоев доломитов, глинистых сланцев. На протяжении тысяч и миллионов лет, дождевая вода, стекая с континентального плато в пустыню, резала горы, протачивая камни и растворяя породы. В результате этого сформировались крутые ущелья, овраги с сетью водоемов и водотоков, в том числе подземных.

Одной из рек, берущих здесь свое начало, является Тсаушаб, длина которой около 100 километров. Это река-эфемер, ее русло заполняется водой лишь изредка, большую часть времени пребывая полностью высохшим. Обе знаковые достопримечательности — каньон и плато Соссусфлей — порождения ее экосистемы.

соссусфлей порождение экосистемы реки эфемера

Когда в горах Науклуфт выпадают сезонные дожди, тогда в русле Тсаушаб появляется проточная вода. Обильные ливни — раз в пять-десять лет — порождают большие водные массы. Несколько часов подряд бурля, пенясь и сметая все помехи, несется стремительный поток и врывается в долину Соссусфлей. И не дай бог оказаться на его пути, тогда фатального результата не избежать.

Наводнения редки, но исключительно мощны: Соссусфлей может заполниться в течение одной ночи. Когда-то река добиралась до побережья, отдавая океану избыток воды в краткий миг своего половодья.

И сейчас до края суши остается каких-нибудь полсотни километров. Но песок навсегда блокировал этот путь — две череды огромных трехсотметровых дюн сошлись под углом на русле неодолимым препятствием.

неодолимое препятствие наступающего песка

Песок наступал всегда, стремясь засыпать собою все пространство. Река — противостояла, смывая ползущую пыль от перетертых тысячелетиями камней назад в Атлантику. Но в какой-то момент силы Тсаушаб ослабели, стало не хватать дождевой воды для поддержания паритета, а потом оказалось, что время было безвозвратно упущено…

Вода Тсаушаб в районе Соссусфлей спадает очень быстро. Следы недавнего потопа быстро пересыхают, но кое-где еще сохраняются его остатки в виде небольших озер. Их называют флеи. Глиняные пласты в почве помогают сохраниться всем этим многочисленным мелководным бассейнам, остающимся в царстве зноя и песка.

Озерца представляют собой удивительное зрелище посередине пустыни. Над поверхностью воды парят стрекозы, сюда прилетают птицы, у кромки воды расцветают чудесные лилии глориоза и ярко-желтые цветы трибулуса — чертовой колючки. Но праздник жизни скоро проходит: солнце неумолимо продолжает испарять влагу, флеи высыхают.

На их месте остается вся трещинах от зноя плоская серебристо-белая корка донной грязи и глины.

серебристо белая корка донной грязи и глины

Если посмотреть на плато Соссусфлей с высоты птичьего полета, то оно предстанет белым языком, что вытянулся в область красных песков. Белый след выстлала глина, что была принесена потоком воды. Капризная река не раз меняла свое русло, поэтому след так широк.

белый язык глины на плато соссусфлей

Сесрием каньон

 

Примерно в четырех километрах от Сесрием находится глубокий каньон, который воды Тсаушаб проточили в осадочных породах миллионы лет назад. Прогулка по нему займет около часа. Если у вас не так много времени в запасе, то эту достопримечательность можно и пропустить, поблизости есть нечто гораздо впечатляющее. Но если решитесь посмотреть, то не пожалеете: на расстоянии в несколько километров вас ждет радикальная перемена пейзажа.

Каньон предстает перед путешественниками трещиной в земле. Стены ее почти вертикально уходят вниз на глубину тридцати метров. Спуститься туда можно по вполне удобной тропе. Внизу блаженная прохлада и озерца с водой. Ширина каньона два-три метра, кое-где еще уже, а протяженность около километра, в сухой сезон там можно прогуляться.

Стены каньона неровные, них силы природы проточили множество округлых ниш, фигурных арок и гротов. Каждый поворот открывает новые картины различных слоев осадочных пород и камни самых фантастических форм. В середине дня воздух в каньоне звенит от голосов туристов, а за ними шпионят опасные и лукавые бабуины, быстро шмыгая по отвесным стенам.

Сезам, открой дверь!

 

В Сесрием мы приехали поздно ночью, а уже в 5 o’clock был подъем. Саня где-то прочитал, что на въезд в парк всегда огромная очередь, а нам надо встретить рассвет в дюнах. Это ж рассвет! Самые живописные дюны – на рассвете. Восходящее солнце заставляет одну ее сторону светиться огненно-красным, в то время как другая полностью в тени. Желанный и быстротекущий миг для фотолюбителя. Стоит солнцу подняться выше в небо – таких красок уже не увидеть, таких красивых кадров знаменитых пейзажей уже не сделать.

Холодииина… По-быстрому натягиваю все, что есть — кофту, жилетку и со скоростью молнии перемещаюсь из теплого воздуха палатки в машину. Вот оно счастье! В отличие от тайских, в намибийских машинах кондей работает и на обогрев! Саня быстро собирает палатку, закидывает на заднее сиденье подушки и спальники… Мы — готовы!

Мы спешим: нужно время, чтобы достичь ворот парка, занять очередь, а потом, когда ворота откроются, проехать 60 км до Соссусфлея, а там предстоит еще сложный участок пути через мягкий песок, преодолимый исключительно машинами повышенной проходимости.

парк намиб науклуфт и соссусфлей

Пять часов пятнадцать минут. Мы — перед шлагбаумом. Первые и единственные, более — никого! Наконец к нам вышел сторож и заявил, что раньше чем через час, пускать никого не будут. К пяти тридцати подъезжают еще две машины юаровцев, жаждущих приобщиться к рассвету.

А рассвет уже ползет на небо! Нас не пускают, а за шлагбаумом движение машин… Это едут счастливчики, живущие в кемпинге внутри парка! А-а-а, вот как… Значит, вот в каких кемпингах нужно бронировать места!

Машины баловней фортуны все едут, а мы все ждем перед шлагбаумом… Саня уже и с охранником вдоволь наговорился, и всласть наобщался с юаровцами… Солнце расправило свои лучи, засияло во всей красе, исчезли нежные краски и полутона. С каждой минутой дюны утрачивают свой полыхающий красный цвет, становятся просто песчаными, пропадают эффектные тени…

Авторитеты неумолимы в суждении: в Соссусфлее нужно встретить по крайней мере один рассвет и один закат, чтобы охватить своим взором и глазом фотоаппарата все переливы цвета. От бледного желто-розового — к оранжевому, потом — к насыщенному желтому, красному и глубоко лиловому в тени…

в планах подняться на дюну

А в планах еще многое. Нужно подняться хотя бы на одну из дюн. Понаблюдать прогулкой надменных страусов, быстрой пробежкой по обжигающе горячим пескам проворных ящериц, за ориксами, умеющими картинно застывать. Нужно постоять на ставшем белым дну пересохшего водотока в долине Соссусфлей. Отыскать в зоне ее окончания среди флеев в пустыне ту самую Мертвую долину.

К шести часам решение было принято: расстаемся еще с 30 баксами и перебираемся в кемпинг внутри парка. Пусть сегодняшний восход пропал, но завтра ничто не помешает нам сделать новую попытку! Успокоенные этими мыслями, мы спокойно проехали через, наконец-то, поднятый шлагбаум и покатили в оранжевый океан пустыни к заждавшимся нас дюнам Соссусфлея.

соссусфлей кемпинг внутри парка намиб науклуфт

Смотрите — это Соссусфлей!

 

Дорога пролегает параллельно существующему ныне руслу реки Тсаушаб. В Намибии большинство дорог гравийные, а эта — отличного качества с асфальтовым покрытием. Отсюда можно понять, какую значимость придает страна данному туристическому объекту. По такой можно было бы лететь на сумасшедшей скорости, но разрешено только 60 км/ч. Да оно и правильно: ибо воистину зверунов тут немерено, а все они себе на уме.

Хорошо, что за рулем сидит Саня, я только успеваю головой вертеть. Страусы!

всегда спиной к фотографам идут стаусы

Еще страусы! Ориксы с саблевидными рогами, изящные спрингбоки… Опять ориксы — идут неспешно! Страусы! Стада, отдельные группы, кучки, еще стада…

группа спрингбоки и орикс

А фоном миллионы тонн песка и высокое голубое небо. Мы в центре пустыни Намиб… Вы слышите? Мы — в царстве песка и высохших озер! В одном из самых красивых мест на земле!

Страна дюн и примечательная Дюна номер 45

 

Дюны — одна из главных достопримечательностей Соссусфлей. Друг на друга непохожи, только гребни змеятся. Выстроились рядами поперек долины Тсаушаб. Словно волны — какие пониже, какие повыше…

Песок постоянно перемещается, благодаря чему – подсчитано! — барханы могут приобретать до 16 разных оттенков в течение дня. На некоторых редкие пучки травы, похожей на ковыль. Далеко не ко всем из песочных гор разрешен подъезд. Самоволие карается солидным штрафом.

на парковке в соссусфлей уже стоят машины

Слева, близко к дороге, Дюна номер 45. Она так называется потому, что она находится на сорок пятом километре от ворот. На нее разрешается взбираться, более того, считается, что склоны у нее для этого достаточно пологие и умеренная высота – 80 метров.

Около нее на парковке уже стоят машины счастливых обитателей кемпинга, что внутри парка. Везунчики уже наверху, картинно сидят на ребре дюны! Ничего, мы тоже сейчас там будем! Ноги вязнут в песке, но физическая подготовка есть! Ведь не зря же мы в Непале по горам лазили? Забрались на чуть сплюснутый гребень дюны, обозрели с вершины поистине марсианские просторы — ощущения невероятные!

редкие пучки травы на барханах

Спустились, не меньшим энтузиазмом вскарабкались на другую. До чего же здорово потом спускаться вниз бегом! Или съезжать, как с горки. Саня — в ботинках, а я в обыкновенных кроссовках. Спустилась, вытряхнула насыпавшийся песочек, оглянулась. Вижу – полно народа босиком расхаживает, а песок такой чистый, приятный. Может тоже стоит так попробовать?

Но задумалась: почему же так настоятельно рекомендуют ходить по песку обутыми, да еще в обуви с закрытыми носами? Может быть, дело в том, что беззаботные туристы в большинстве своем шумны и слепы. Потомственные горожане, они передвигаются на природе, не разбирая путей и дорог, которые в какой-то момент могут пересечься с ползущей по своим делам опасной змеей или скорпионом.

Статистика говорит – 14 видов ядовитых и 17 видов смертельно ядовитых пресмыкающихся извиваются своими чешуйчатыми телами по Намибии. Кто знает, сколько их обосновались в пустыне?

долина соссусфлей дюна номер 45

Деадфлей – мертвая долина в пустыне Намиб

 

Дорога, начавшаяся как широченный коридор между огромных – метров в 50–60 – дюн, постепенно и плавно сужается до ширины в несколько километров. Затем заканчивается и асфальт, к Мертвой долине в пустыне ведет раскатанный джипами рыхлый песок. Дальше ездят только на полноприводных автомобилях.

дорога к мертвой долине

Участок небольшой — километров 5-6, но на нем машину заносит во все стороны. Саня крутит руль, словно Шумахер. Из-под колес брызжет песок, едем осторожно: в сыпучем грунте переключать передачи нельзя, но и тормозить нельзя, особенно с такими лысыми колесами, как у нас.

Вот первая застрявшая машина, народ энергично работает лопатой… Машин, терпящих бедствие, много. В безнадежных случаях на помощь им приезжает трактор-эвакуатор, но ждать спасительную технику приходится долго.

Здесь конец пути: пески слева и справа смыкаются. Начинается зона флеев, которых здесь довольно много. К ним – только пешком. Наиболее знамениты два – Соссусфлей, давший название всей этой достопримечательности номер один в Намибии, и Мертвая долина Деадфлей. На пару они бьют все рекорды посещаемости.

синее небо над долиной деадфлей

Над Деадфлей синее-пресинее небо. Долину, размером с футбольное поле, держит в кольце оранжевый песок дюн. Ее ровная поверхность покрыта белой гладью соляной корки, на ней — изломанные сухие деревья, распахнувшие вечности свои черные объятья.

мертвое дерево стоит уже почти тысячу лет

Место очень контрастное и какое-то потустороннее. Сотни мертвых деревьев стоят под палящим солнцем уже почти тысячу лет и все почернели от жара — тут песок раскаляется до 75 градусов.

выносливая верблюжья акация

Основная растительность на плато Соссусфлей — выносливая верблюжья акация. Даже в таких суровых условиях, некоторые ее экземпляры вырастают до 17 метров.

верблюжья акация на плато соссусфлей

Деадфлей не всегда был мертвой долиной в пустыне. Когда-то река приносила сюда воду, наполняла озеро, зеленела листва на деревьях.

Но много сотен лет назад своенравная Тсаушаб очередной изменила свое направление. Вода перестала приходить в Деадфлей, что и погубило растущие здесь деревья. Невероятные пейзажи, не правда ли?

невероятные пейзажи деадфлей

Большой Папочка и большая Мама

 

Самая большая дюна в Соссусфлее — Big Daddy — 325 метров высоты. Большой Папочка устроился возле знаменитой Мертвой долины. Ему под стать Большая Мама, что стоит напротив, ее высота поменьше на самую малость.

Восхождение на Дюну 45 не идет ни в какое сравнение с подъемом на Большого Папу. Большинству не избежать чувства головокружения, шагая по все возрастающей крутизне гребня. Как и бешеного выброса адреналина. Подъем до первого плато занимает примерно час. Трудности, перенесенные искателями приключений, вознаграждаются удивительными панорамными видами и возможностью сделать великолепные фотографии.

Продолжение подъема требует добавочных резервов выносливости, дополнительной храбрости и большой бутылки воды. Если же кто-то все-таки смог достичь вершины, то фактом своего несомненного подвига обрел серьезное основание для гордости. Однако это по силам не каждому, из простых смертных редко кому удается покорить сурового гиганта. Большинство ограничивается прохождением небольшого кусочка по гребню.

пока еще одни на дюне

Мы сидим одни на дюне и, как боги с Олимпа, смотрим сверху вниз на людей, что где-то там суетятся, позируют и фотографируются. Раскаленное солнце над головой жарит с недетской силой, сгоняет с насиженного места, мешает состоянию покоя и безмятежного созерцания. Жара вцепляется в открытые руки и уши. Кепочки мало!

Съезжаем вниз по дюне, поднимая ногами кучи песка. Я и с места, я и сбоку, с поворотом и прискоком — весело! Еще только двенадцать, а впечатлений — словно уже полночь.

В машине включаем кондиционер, но уже не на обогрев, а на максимум охлаждения. Едем обратно, снова заносит и вихляет машину в песке. Вдоль дороги под чахлыми кустиками прячутся от огненного светила копытные, а страусам палящее солнце без разницы. Для них основное — успеть вовремя повернуться спиной к фотоаппарату, если вдруг кто-то захочет их снять.

малюсенькие птички ткачики

Как свести знакомство с симпатичными ткачиками

 

Приезжаем в кемпинг парка, чтобы уточнить наличие мест — нам же завтра нужно рассвет встречать! Пока Саня бегает и уточняет, я тру глаза. Потому что не верю им…

дерево с гнездом ткачиков

Рядом с домиком ресепшен стоит дерево, на котором обитают малюсенькие птички ткачики.

гигантское жилище крохотных пичужек

Но дерева как такового и не видно, его скрывает за собой гигантское жилище пичужек. И это гнездо? Нет, это — гнездище для целой колонии птичек!

гнездище колонии ткачиков

Возвращается Саня, для нас нашлось место — площадка под деревом в кемпинге. Мы радуемся и уже вместе смотрим на жизнь симпатичных ткачиков…

А вы, друзья, можете посмотреть, как обустроена жизнь в кемпинге пустынного Соссусфлея.

В мастерской создателя — закаты и наваждения

 

Через пару часов едем обратно в Мертвую долину. Удивительно, но если утром сюда народу едет много, то вечером почти никого нет. В долине тоже никого. Краски с каждой минутой все разнообразнее и богаче. Солнце почти спустилось за дюну — как же красиво! Этот ракурс, теперь отсюда, вид из положения лежа, теперь дерево с дюной, фото саниной тени…

А солнце все ниже… «Сейчас, — бормочет Саня, — оно опустится и лучи пойдут веером из-за дюны». Стоим, ждем. Тишина… Никого нет… Дюны наливаются все более насыщенным цветом, зловещие деревья… Зловещие? И мы вдруг оба резко осознаем, что до машины двадцать минут пешком по песку и холмам, ее отсюда даже не видно, а зверей вокруг — немерено…

закат в мертвой долине

Солнце почти село, фонарик в машине… Заблудиться в заповедной зоне очень легко, а вот отыщут ли – это вопрос. Прецеденты ведь бывали… Песок остывает мгновенно. В сумерках мы бежим во всю прыть, не обращая больше внимания на предательскую красоту этого места, вскакиваем в машину, разворачиваемся и мчимся по песку.

в мертвой долине

В обрушившейся темноте даже при свете фар сложно определить, где можно проехать, а где песок глубокий. Страшно, весело и азарт. Хорошо, что днем мы несколько раз тут проехали. «Налево! Этот куст мы с другой стороны объезжали!» «А тут правее, по краешку!» Саня рулит, резкий поворот в одну сторону, потом в другую, газ, тормоз, сцепление — мы вырвались на асфальт!

Теперь 60 км асфальта и полной темноты…И снова я пристально выглядываю зеленые точки глаз мелких и крупных животных, что смотрят, бродят, перебегают дорогу, как им вздумается. Появляется навязчивый глюк — мы едем по темному лесу. Дорога и лес. Хотите верьте, хотите нет, но мозг напрочь отказывается воспринимать местность как пустыню. Нет, лес, причем дремучий, нависший над дорогой. Говорю об этом Сане, он смеется: у него то же самое.

предательская красота деадфлей

Вторая рассветная попытка

 

«Нет ничего более волшебного, чем восход солнца», говорю я себе в пять утра, натягивая все имеющиеся теплые вещи. Началась вторая попытка встретить рассвет в дюнах.

Небо посветлело и проступили силуэты песчаных гор, когда мы начали свой забег на макушку Дюны 45. Саня босиком, а я в кроссовках. Песок, бывший огненным днем, сейчас нестерпимо холодный. Но я-то знаю, что солнце встанет и не только все живое согреет, но и зажарит.

За ночь ветер сгладил все следы. Мы сегодня — первые, прокладываем путь по гребню, а сбоку такие странные маленькие следы. Приглядываюсь. А вот и их обладатель! Ящерка! Сфотографировать обитательницу долины Соссусфлей удается, а догнать — нет. Наверное, это и есть танцующая перепончатолапая ящерица, что лихо бегает по раскаленному песочку.

солнце выпускает первый луч

Предрассветное небо пошло бордовыми, огненными, медово-желтыми полосами… Краешек солнца выпускает первый луч, и картина не просто меняется, она преображается, наполняется умопомрачительно сочными красками. Дюны тут же оказываются поделенными вдоль плавных и четких изгибов линии хребта на две части, на одной вспыхивают пески багровыми тонами, вторая — тонет в черной тени.

Нет времени ни говорить, ни восхищаться: это моменты полновластного владычества фотоаппарата. Кадры, кадры, кадры — остановиться невозможно, восторг — распирает.

Но вот солнце взошло и заполнило мир своим светом, теперь можно просто посидеть, глядя на мир. Вдалеке видны спешащие машины. Это едут те, кто, мечтая встретить рассвет, нетерпеливо ждал открытия шлагбаума, совсем как мы вчера. Мы еще долго растягиваем удовольствие, а потом с перекатами скатываемся с дюны. Привычно вытрясаю песок и вижу нечто, здорово похожее на какие-то окаменелости. Подбираю пару камней на память, потом разберусь что это.

Время — золото, а нам сегодня еще много чего предстоит. Прощаемся с плато Соссусфлей и его достопримечательностями. Нужно заправить машину, накачать колесо, а потом вперед — мы едем в Свакопмунд…

снимаем на фото соссусфлей
TEXT.RU - 100.00%TEXT.RU - 100.00%

Поделитесь с друзьями этой статьей в: 
Интересная статья?  Подпишитесь на обновления блога и получите еще больше информации по  RSS,  Email